После российского удара у сирийского боевика началась истерика